Волшебное «Озеро» на сцене Театра оперы и балета... -

Волшебное «Озеро» на сцене Театра оперы и балета...

Балет "Лебединое озеро" П.И.Чайковского из разряда must have (обязательного спектакля) каждого академического музыкального театра и практически беспроигрышный вариант, гарантированное удовольствие от вечера, чему способствуют все составляющие спектакля: волшебная и хорошо знакомая музыка Чайковского ("Танец маленьких лебедей" знает даже непосвященный в тонкости классической музыки человек), красочные декорации и эффектные сценические костюмы. А удивительно актуальный и в XXI веке сюжет о любви, коварстве и измене и сегодня обращается к закоулкам подсознания: к разрыву между представлениями о благородстве и любви, с одной стороны, и патологическими страстями человека, с другой.

Дуализм женского образа: Белого (ангелоподобного) и Черного (стервозного) Лебедя, как и две стороны мужского образа - благородного Принца (извечная мечта каждой женщины) и инфернального (демонического) Ротбарта - всегда вызывал повышенный интерес и у хореографов, и у исполнителей, которые постоянно пытались привнести свою "нотку" в интерпретацию балета. И за почти полуторавековую историю "Озера" подсчитать даже приблизительно число редакций творения П.И.Чайковского, пожалуй, не возьмутся даже балетоведы, рассекающие исторические волны этого балетно-священного "Озера".

Радикализм хореографов порой доходит до искажения всей фабулы спектакля: будь то фрейдовские уклоны В. Васильева (злой Ротбарт преобразуется в отца принца) и Ю. Григоровича (Ротбарт - Alter ego самого принца, воплощающее его далеко не самые скромные тайны желания и мысли) или абсурдная версия Матса Эка (с растопыренными косолапыми ногами у лебедей, а скорее неуклюжих гадких утят, и Зигфридом, страдающим эдиповым комплексом) и скандальная интерпретация Мэтью Берна, решенная в модном ныне ракурсе однополой любви (не к красавице-лебеди, а к мужской особи с обнаженным торсом и в пуховых панталонах).

Что касается непосредственно постановки на сцене отечественного Театра оперы и балета, то на радость любителям классической интерпретации - никаких эксцентричных "игр разума". Постановка максимально приближена к эстетике эпохи невинности и наивности балета - известной версии М.Петипа - Л.Иванова: чередование "белого" акта с ивановскими лебедями и "черного" Pas d'action Петипа. А в качестве приглашенных исполнителей - ведущие солисты одного из ведущих театров мира - Большого театра России - очаровательная Алена Ковалева и ее итальянский партнер Якопо Тисси.

А теперь поподробнее...

Пока всю прошедшую неделю бакинские меломаны находилась под впечатлением от великолепной оперной "Тоски", ведущий театр страны - Театр оперы и балета - преподнес своим зрителям очередной приятный, но уже балетный сюрприз. И как следствие, вновь аншлаг и вновь погружение в волшебный водоворот роскошного музыкального шедевра русского классика и не менее зачарованной классической хореографии.

Выступление Алены Ковалевой автор строк видела впервые, и в целом понравилось, даже очень, а публика и вовсе зашлась от восторга, как только балерина появлялась на поклонах после каждого акта (не говоря уже о финальном реверансе). И два женских образа - трогательной Одетты и коварной соблазнительницы Одиллии - в исполнении солистки Большого театра по-разному "опутывали" принца Зигфрида своими невидимыми, но крепкими сетями.

Белый лебедь сразу покорил публику нежностью, хрупкостью, утонченной пластикой рук (словно продолжающих мягкую линию волн заколдованного озера), четкой фиксацией точек-поз в роскошных аттитюдах, арабесках и трепетным колыханием невесомой пачки, заставляющей быстрее биться сердца мужской половины зрительного зала - не образ, а неуловимая мечта! В Белом акте была "рассказана" богатая чувственными нюансами своя love story: первый испуг в сцене первого свидания и трогательная грусть в выразительном любовном Adagio с плавными движениями, сплетенными в единый танцевальный узор, в котором все балетные па стройно вплелись в единую лебединую песню.

 

Характеристика Черного лебедя всегда дается балеринам легче (образ женщины-вамп, легко и играючи разбивающей мужские сердца, всегда более привлекателен в плане актерского воплощения). Была стать, скульптурная четкость в движениях, великолепный апломб, эффектный выход в арабеск с хлестким и четким выпрямлением свободной ноги. Вместо ожидаемой частной вариации А.Ковалева выбрала "гобойную" вариацию, которая сейчас весьма популярна не только на постсоветском пространстве, но и на западной сцене (можно констатировать, что вариация Ю.Григоровича уже прочно завоевала мировые подмостки). В дьявольском фуэте, хотя опорная нога и отошла от "пятачка", но тройные смерчевые обороты с последующим искрометным тур-шене оставили не просто благоприятные, а восторженные впечатления у бакинской публики, которая явно и весьма бурно во втором акте реагировала на каждое удачное па балерины, порой заглушая своими аплодисментами звучание оркестра.

Как правило, в рецензиях об "Озере" большая часть уделяется исполнительнице главной двойной партии, однако хотелось бы особо отметить Якопо Тисси, который был просто идеален в этот вечер партии балетного принца: деликатно "аккомпанировал" партнерше; проявлял галантность как к поселянкам в первом акте, так и невестам во втором и буквально летел на крыльях любви в прыжковых вариациях (отдельно отметим double tour en l'air).

В целом, в дуэте А.Ковалева-Я.Тисси ощущался больший психологический контакт. Зигфрид - Я.Тисси естественно отзывался на душевные порывы Одетты-А.Ковалевой, глядящей на него с надеждой, а протяженность линий партнерши придавала особую выразительность и красоту поддержкам.

Не менее благоприятное впечатление оставили балетная труппа театра. Артистичный Самир Самедов - просто загляденье в партии чертовски обаятельного злого гения Ротбарта. В который раз танцовщик поражает многогранностью мгновенных образных (точнее, мимико-пластичных) перевоплощений. Был и взгляд-выстрел когда впервые видит Зигфрида, врывающегося в его зачарованное царство; взгляд, истекающий ненавистью, причем кислотной, направленный на соперника, и взгляд-обожание (точнее, обожествление), направленный на Одетту (не говоря уже о каждом "говорящем" жесте). Такого балетного роскошного Ротбарта и убивать грех!

Кямран Гурбанов был сдержан в эмоциях (пусть и шут, но приближенная ко двору персона), но в танцах щедро демонстрировал легкость и живость. Отметим крепкую выучку ансамблевых номеров: хорошие прыжки и изящную поддержку Тимура Одушева своих очаровательных партнерш - Аян Эйвазовой и Самиры Мамедовой в Pas de trois, (отметим легкость прыжково-пальчиковой вариации в исполнении А.Эйвазовой и филигранность пальчиковой вариации в исполнении С.Мамедовой); грациозный квартет в балетном "шлягере" в составе Дж.Керимовой, С.Гаджидадаш, Л.Нариманидзе и Д.Мехтиевой в "Танце маленьких лебедей".

Не менее замечательно смотрелись характерные танцы с участием наших исполнителей, которые были исполнены с драйвом, словно "подогревая" температуру к победоносному выходу Одиллии и, как следствие, ослепление принца, окончательно запутавшегося в своих чувствах. Отметим яркий испанский квартет с участием ведущих солистов театра - А.Эйвазовой, Э.Сулеймановой, М.Ферштандта и А.Микаилова; а также крепкие дуэты молодых исполнителей Н.Алиевой и С.Гядиева в "Чардаше", Д.Шириновой и М.Керимова в "Неаполитанском танце" и октет исполнителей в яркой "Мазурке".

И оркестр под руководством маэстро Джаваншира Джафарова, за исключением некоторых моментов, слушать было одно удовольствие. Трепет воздушных пачек балетной лебединой стаи, каскад национальных танцев в дворцовом антураже, жизнеутверждающий финал, ставший апофеозом всепрощающей любви, ознаменовали еще один незабываемый вечер в стенах Театра оперы и балета. А любителей академического музыкально-сценического искусства ждет, судя по программе, целый ряд интересных спектаклей, которые безусловно приятно удивят зрителей, привнося новые яркие краски в палитру культурной жизни нашей столицы.

Как правило, в рецензиях об "Озере" большая часть уделяется исполнительнице главной двойной партии, однако хотелось бы особо отметить Якопо Тисси, который был просто идеален в этот вечер партии балетного принца: деликатно "аккомпанировал" партнерше; проявлял галантность как к поселянкам в первом акте, так и невестам во втором и буквально летел на крыльях любви в прыжковых вариациях (отдельно отметим double tour en l'air).

В целом, в дуэте А.Ковалева-Я.Тисси ощущался больший психологический контакт. Зигфрид - Я.Тисси естественно отзывался на душевные порывы Одетты-А.Ковалевой, глядящей на него с надеждой, а протяженность линий партнерши придавала особую выразительность и красоту поддержкам.

Не менее благоприятное впечатление оставили балетная труппа театра. Артистичный Самир Самедов - просто загляденье в партии чертовски обаятельного злого гения Ротбарта. В который раз танцовщик поражает многогранностью мгновенных образных (точнее, мимико-пластичных) перевоплощений. Был и взгляд-выстрел когда впервые видит Зигфрида, врывающегося в его зачарованное царство; взгляд, истекающий ненавистью, причем кислотной, направленный на соперника, и взгляд-обожание (точнее, обожествление), направленный на Одетту (не говоря уже о каждом "говорящем" жесте). Такого балетного роскошного Ротбарта и убивать грех!

Кямран Гурбанов был сдержан в эмоциях (пусть и шут, но приближенная ко двору персона), но в танцах щедро демонстрировал легкость и живость. Отметим крепкую выучку ансамблевых номеров: хорошие прыжки и изящную поддержку Тимура Одушева своих очаровательных партнерш - Аян Эйвазовой и Самиры Мамедовой в Pas de trois, (отметим легкость прыжково-пальчиковой вариации в исполнении А.Эйвазовой и филигранность пальчиковой вариации в исполнении С.Мамедовой); грациозный квартет в балетном "шлягере" в составе Дж.Керимовой, С.Гаджидадаш, Л.Нариманидзе и Д.Мехтиевой в "Танце маленьких лебедей".

Не менее замечательно смотрелись характерные танцы с участием наших исполнителей, которые были исполнены с драйвом, словно "подогревая" температуру к победоносному выходу Одиллии и, как следствие, ослепление принца, окончательно запутавшегося в своих чувствах. Отметим яркий испанский квартет с участием ведущих солистов театра - А.Эйвазовой, Э.Сулеймановой, М.Ферштандта и А.Микаилова; а также крепкие дуэты молодых исполнителей Н.Алиевой и С.Гядиева в "Чардаше", Д.Шириновой и М.Керимова в "Неаполитанском танце" и октет исполнителей в яркой "Мазурке".

И оркестр под руководством маэстро Джаваншира Джафарова, за исключением некоторых моментов, слушать было одно удовольствие. Трепет воздушных пачек балетной лебединой стаи, каскад национальных танцев в дворцовом антураже, жизнеутверждающий финал, ставший апофеозом всепрощающей любви, ознаменовали еще один незабываемый вечер в стенах Театра оперы и балета. А любителей академического музыкально-сценического искусства ждет, судя по программе, целый ряд интересных спектаклей, которые безусловно приятно удивят зрителей, привнося новые яркие краски в палитру культурной жизни нашей столицы.