Испанские страсти - фееричная "Кармен" на сцене Театра оперы и балета - (+ФОТО)

Испанские страсти - фееричная "Кармен" на сцене Театра оперы и балета (+ФОТО)

Два года назад ведущая солистка Вроцлавского оперного театра (Польша), лауреат международных конкурсов вокалистов Ирина Житинска очаровала бакинскую публику не только магией своего меццо, но и своей роскошной пластикой, заставляя трепетать мужскую половину и в зале, и на сцене. Такая Кармен вполне способна вскружить голову не только беглому капралу дону Хозе, но и любимцу севильской публики Тореадору.

И вновь на сцене Театра оперы и балета одно из самых "хитовых" произведений классического музыкального наследия, последний шедевр французского композитора Ж.Бизе - опера "Кармен". Ну, а если добавить выступление Ирины Житинска в дуэте с народным артистом Украины Андреем Романенко, для которого партия Хозе по праву считается "коронной" в его репертуаре, то интерес к спектаклю был просто гарантирован. Чему свидетельство - аншлаг в зрительном зале.

И французский шарм всей сюжетной канвы, знойная музыка с испанским флером, обаятельные солистки и их осанистые партнеры на сцене, умеющие целовать дамам руки и носить их на руках, - лишь добавили частицу пикантного, соблазнительного очарования в этот выходного вечер в стенах ведущего театра страны - Театра оперы и балета.

А теперь поподробнее...

Одна из самых популярных опер - "Кармен", по знаменитой одноименной новелле французского писателя П.Мериме находится в зыбком балансе между чисто цыганским пониманием любви и смерти, с одной стороны, и типичной для испанской культуры, очень тонкой гранью между эротичностью, изысканностью и буйными страстями, - с другой.

Основная мета-идея сюжета французского классика - это принцип "за все надо платить", а любовь требует особой жестокой платы, - платы самой жизнью. И главные герои сполна платят столь высокую дань: Хозе платит за любовь к Кармен своим служебным положением, оторванностью от семьи, одиночеством, а Кармен - жизнью за отвергнутую любовь, за нежелание хранить верность Хозе (ведь в словах "Верность" и "Ревность" всего лишь переставлены две буквы). И все это на фоне роскошной музыки Жоржа Бизе, в которой что ни номер - оперный шлягер, так ясно озвучивающий типично южные страсти с характерным солено-терпким привкусом крови.

Автор этих строк смеет утверждать, что как бы ни был хорош образ литературной Кармен, он давно бы канул в Лету, если бы не одноименная опера Жоржа Бизе, ставшая оперным откровением и не перестающая им быть вот уже почти полтора века. Даже люди, далекие от оперного жанра и классического искусства в целом, знают фрагменты оперы - увертюру, "Хабанеру" и "Куплеты тореадора". Ну, а спеть титульную героиню - мечта каждой меццо-сопрановой исполнительницы. Правда, нужно еще и обладать соответствующей внешностью, дабы образ предстал достоверным и не вызывал никакого сомнения, почему Хозе просто "нырнул" в омут страсти, сметая все представления разума о чести.

Стройная, длинноногая польская красавица Ирина Житинска в образе Кармен была весьма убедительна. Замечательное владение голосовым аппаратом: голос яркий в верхнем и одновременно "обжигающий", знойный в нижнем и среднем регистрах, не говоря уже о тонкой нюансировке. Сценический образ - продолжение вокального: это сущий демон (как поет о ней в финале несчастный Хозе) - демон хитрый, расчетливый, с позволения сказать, женский аналог Дон Жуана, жаждущий любви и, в то же время, не верящий в нее, словно подтверждая слова одной героини - "Любви нет!", - есть только ее выгода, интерес и каприз. Чертовски обаятельный демон, свободно владеющий прямо-таки кошачьей пластикой тела в танце, раскованно и соблазнительно пританцовывающий в "Хабанере" и "Сегидилье", соблазняя Хозе. Но еще и демон свободолюбивый, бесстрашный, бросающий вызов своему бывшему возлюбленному, умоляющий о любви (а зря, нельзя играть с самолюбием отчаявшегося мужчины).

Хотелось бы отметить, что хотя голосовой аппарат вокалистов официально признан и причислен к музыкальным инструментам, но "прибор" этот весьма хрупкий, специфический и его верная "настройка" зависит от многих факторов - физического и психологического состояния исполнителя, погоды. И.Житинска пела в спектакле в простуженном состоянии и исполнила до финальной составляющей так, как не под силу порой и вполне здоровым исполнителям. Последний акт был исполнен настолько ярко с сильными верхами, что от восхищения приходилось просто разводить руками, вновь и вновь восторгаясь профессионализму польской исполнительницы.

В целом, слово "игра" вполне применимо к Кармен - И.Житинска. Это игра голоса, игра тела, игра переплетающихся в кружеве рук в стилистике фламенко, игра глаз, вспыхивающих то страстью, то гневом (от любви до ненависти - всего один шаг). Весьма впечатляюще у И.Житинска на пиано прозвучала сцена гадания из третьего акта - ее спокойствие перед предсказанной картами смертью и сцена смерти, когда она тряпичной куклой повисла в руках Хозе на финальных аккордах. Правда, в последнем акте И.Житинска-Кармен приятно шокировала мужскую половину зала, вновь (как и два года назад) появившейся на сцену в эффектном платье. Блестящее платье стилистически несколько диссонировало с постановкой, но визуально выглядело весьма эффектнo.

Замечательно смотрелась и сценическая соперница главной героини - очаровательная, по-балетному стройная Инара Бабаева в партии невесты Хозе - Микаэлы (всегда эстетически приятно, когда исполнительница по внешним параметрам соответствует сценическому образу). Сопрано И.Бабаевой - красивое хрустально-переливчатого тембра, которое вкупе с тщательно созданным традиционным трогательно-беззащитным образом инженю (актерским амплуа добродетельной простушки), создало запоминающийся образ "девушки с голубой косынкой" (по П.Мериме).

Хотя партия тореадора Эскамильо не так велика, но в плане борьбы за сердце Кармен, она практически равная и по драматургической, и по музыкальной составляющей партии его соперника - Хозе. Музыкально-сценический портрет нарциссичного Эскамильо - смелого убийцы быков, любимца женщин, бравирующего перед публикой своим бесстрашием и уже добившегося в жизни успеха, - вполне вписался в фактуру Джахангира Гурбанова. И, глядя на уверенного тореадора, весьма вальяжно передвигающегося по сцене и соблазнительно-мягко убеждающего Кармен в своей любви в последнем акте, даже прожженная в искусстве обольщения красавица-цыганка вполне могла потерять голову.

В вокальном плане, лишь мощный бас Али Аскерова в партии Цуниги мог поспорить с исполнителями главных партий. Нельзя не отметить колоритный криминальный вокальный квартет: титулованная Гюльназ Исмайлова (партия Фраскиты), отечественное меццо Нина Макарова (партия Мерседес), Турал Агасиев (партия Данкайко), Алиахмед Ибрагимов (партия Ромендадо).

Также уже в очередной раз с начала театрального сезона порадовал хор, в составе которых много молодых вокалистов (главный хормейстер Севиль Гаджиева). А в звучании оркестра театра под руководством Эйюба Кулиева был и характерный пульс, нерв, свойственный музыке Ж.Бизе, и эмоциональный любовный накал, были слышны и пасторальные красоты Андалусии, и зажигательная фиеста, предваряющая корриду, и замечательно исполненный драматический финал - последняя сцена объяснения влюбленных, столь явно, почти осязаемо, показывающая отчаяние героя ("некуда больше идти, некого больше любить") и роковой, смертельный вызов Кармен.

Если в фойе театра в антракте пылко спорят об исполнителях - это уже повод считать, что исполнители "задели за эмоции" зрителей, и это первый (и самый главный) признак успеха спектакля. И, как итог, долгие аплодисменты зрителей, стоя приветствовавших всех исполнителей спектакля. Пикантность финального поклона обусловил и выход Андрея Романенко из-за кулис на сцену с Ириной Житинска на руках.

Что же, до начала новогодних праздников остается совсем немного времени, а перед самым праздником, уже на эти выходные, Театр оперы и балета представит премьеру феерически-божественной оперы Дж.Пуччини "Манон Леско" в постановке очень талантливого украинского режиссера Микола Третьяка с участием нашей очаровательной примы Афаг Аббасовой, ведущего тенора Фарида Алиева и украинского баритона Петра Примака. И премьера столь красивого и сложного в плане исполнения шедевра Дж.Пуччини станет самым лучшим подарком, который может подарить своему зрителю Театр оперы и балета.

Улькяр Алиева