Интервью Ильхама Алиева испанскому информационному агентству EFE (+ФОТО, +ВИДЕО)

Интервью Ильхама Алиева испанскому информационному агентству EFE (+ФОТО, +ВИДЕО)

Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью испанскому информационному агентству EFE.

-Доброе утро, господин Президент.

-Доброе утро.

-Благодарю за то, что уделили мне время.

-Спасибо. Очень рад вас видеть.

-Я действительно признателен Вам за это.

-Спасибо. Благодарю вас за возможность выступить перед вашей аудиторией.

-Перейдем сразу к вопросам?

-Да, как вам угодно.

-Господин Президент, год назад в Нагорном Карабахе началась война, и вы вновь взяли под контроль большинство территорий. В ноябре Вы сказали мне, что после войны согласитесь встретиться или вернуться за стол переговоров. Готовы ли Вы в настоящее время напрямую встретиться с премьер-министром Пашиняном и если да, то когда и в какой форме это произойдет?

-Да, как я сказал вам в прошлый раз, мы готовы. По существу переговоры и контакты начались. На уровне заместителей премьер-министров Азербайджана, Армении и России существует формат сотрудничества, он посвящен вопросу открытия коммуникаций. Кроме того, недавно в рамках сессии Генеральной Ассамблеи ООН состоялась встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана. Это произошло впервые после окончания войны. Исходя из информации, которую мне предоставил наш министр, считаю, что встреча была конструктивной и обнадеживающей. Наша позиция после окончания войны остается неизменной. Мы хотим наладить с Арменией нормальные отношения на основе взаимного признания территориальной целостности обеих стран. Мы готовы незамедлительно приступить к делимитации наших границ, а по завершении данного процесса, конечно, - к их демаркации. Мы также заявили о готовности приступить к работе с Арменией над будущим мирным соглашением. Все эти инициативы неоднократно подчеркивались мною и другими официальными лицами Азербайджана. Но, к сожалению, Армения все еще не дала положительного ответа на это. Таким образом, наша позиция остается неизменной, есть некоторые шаги, однако считаю, что в течение этого года мы могли бы добиться большего продвижения.

-Однако сегодня у Вас нет никаких намерений встретиться с премьер-министром Пашиняном?

-Я готов и уже изложил свою позицию. Если армянская сторона готова, то готов и я. У нас состоялась одна встреча, которая была проведена в начале нынешнего года в трехстороннем формате по приглашению Президента России Владимира Путина. Я готов к переговорам с господином Пашиняном в любое время, когда будет готов он. Таким образом, я открыт к этим обсуждениям и считаю, что это может стать хорошим показателем того, что война окончена, и данная страница перевернута. Это очень важно, потому что мы все еще видим и слышим заявления, демонстрирующие попытки реваншизма в политическом истеблишменте Армении, попытки построения дальнейших планов по повторному захвату территорий, которые принадлежат нам исторически и на основе международного права. Поэтому воля, твердая воля правительства Армении, не только слова, заявления, но и действия, продемонстрируют, что война окончилась и мы движемся к мирному периоду.

-Однако для Армении еще существует вопрос статуса Нагорного Карабаха, и в прошлом Вы предлагали им такие возможности, как частичная автономия. Это все еще в силе или уже не является предметом обсуждения?

-Честно говоря, в последнее время мы не слышали от Армении никакого заявления, связанного со статусом данной территории. К сожалению, эти мысли высказываются некоторыми другими странами, их высокопоставленными представителями. Что касается нашей позиции, то я неоднократно высказывал ее. На протяжении почти 30-летнего переговорного процесса позиция Азербайджана была очень конструктивной. Мы говорили, - сопредседатели Минской группы прекрасно знают это, - что готовы предоставить армянам, проживающим в Азербайджане, самоуправление на определенном уровне. Но армянская сторона всегда отвергала эту позицию, и они всегда требовали независимости для территории, которую называли «Нагорный Карабах». Однако сегодня, после окончания войны и урегулирования конфликта, – это не только моя позиция, но и позиция подавляющей части международной общественности, - говорить о статусе уже не существующего «образования» неуместно. Потому что Нагорного Карабаха не существует. На нашей территории нет такой административной единицы. 7 июля нынешнего года я подписал Указ о новой конфигурации экономических зон Азербайджана. Мы создали две экономические зоны – Карабахскую и Восточно-Зангезурскую, которые охватывают всю эту территорию. Около 25 тысяч этнических армян, проживающих сегодня в Карабахе, на территории, находящейся в зоне ответственности российских миротворцев, являются нашими гражданами. Они будут обладать теми же правами, привилегиями и обязательствами, что и любые другие граждане Азербайджана иного религиозного или этнического происхождения. Короче говоря, возвращение к вопросу о статусе невозможно, статуса нет, и все должны забыть об этом.

-Как Вы сказали, есть множество других подлежащих обсуждению вопросов, таких, как делимитация границ, военнопленные, разминирование. Как идет работа над этими вопросами? Есть ли подвижки, или все остановилось?

-Что касается «военнопленных», хочу внести в данный вопрос ясность для ваших зрителей. Ссылаясь на нормы международного права и международные конвенции, я неоднократно говорил, какие лица могут считаться военнопленными. Согласно международным конвенциям, такими лицами являются люди, задержанные или взятые в плен во время войны. Все лица, задержанные во время войны, после ее окончания нами были незамедлительно возвращены. На самом деле мы вернули их до того, как Армения вернула наших пленных. Задержанные впоследствии и уже находящиеся под арестом лица, которых Армения и некоторые называют «военнопленными», не относятся к данной категории. Эти люди были засланы на освобожденные от оккупации территории в конце ноября – спустя две недели после окончания войны и подписания Арменией акта о капитуляции. Они были задержаны на освобожденных нами территориях в начале декабря. Их было 62 человека, некоторые из них совершили преступления. Они совершили нападение на наших военных и убили четырех человек. То есть, это – не военнопленные, а члены террористической и диверсионной группы, засланные с целью нападения на мирное азербайджанское население и военных. Несмотря на это, мы в течение данного периода вернули некоторых из них, что было показателем доброй воли.

Что касается карт мин, заложенных Арменией на бывших оккупированных территориях, то речь здесь идет о сотнях тысяч мин. Вначале, когда мы потребовали карты заминированных территорий, правительство Армении на самом высоком уровне заявляло, что у них нет таких карт. В результате отказа Армении передать нам карты почти за год после окончания войны погибли или получили тяжелые ранения 150 наших мирных граждан и военнослужащих. Недавно некоторые карты были переданы, однако их достоверность составляет всего лишь 25 процентов. Таким образом, наше требование заключается в том, чтобы Армения предоставила нам точные карты. На этих картах должны быть указаны не заминированные территории, - они и так всюду заложили мины, - а точные места мин. Такие карты у них есть. Если они сделают это, продемонстрируют добрую волю, то мы дадим на это адекватный ответ.

-Минская группа занимается посредничеством, но есть и другие, кто предлагает помощь. К примеру, Европейский Союз предложил оказать помощь в разминировании и делимитации границ. Рассматривался ли Вами данный вопрос? Может ли Европейский Союз сыграть ту или иную роль в поствоенный период?

-Да, мы поддерживаем эти инициативы. Эти темы обсуждаются в ходе многочисленных контактов между нашими официальными лицами и представителями Европейского Союза. Кроме того, во время визита президента Совета Европейского Союза господина Шарля Мишеля в Азербайджан летом текущего года мы подробно обсудили ситуацию и выразили общее намерение активно работать. Европейский Союз имеет опыт в различных сферах, таких, как реконструкция и создание мирной обстановки. Таким образом, Европейский Союз выразил намерение участвовать в процессе делимитации и добиться договоренности между обеими сторонами, и мы поддерживаем такие инициативы. Однако, насколько мне известно, Армения колеблется. Армения не решила, примет ли она предложение Европейского Союза или нет. Позиция же Азербайджана предельно открыта. Мы готовы работать, и официальные представители нашего государства различного уровня находятся в контакте с Европейским Союзом. Европейский Союз может помочь нам в вопросах делимитации, открытия коммуникаций и поствоенного развития. Мы также проводим обсуждения с Европейским Союзом по вопросу экономической помощи. Нам известно, что Европейский Союз находится в процессе подготовки для Армении пакета экономической помощи в объеме 2,6 миллиарда евро. Возможно, этот процесс уже завершился. Конечно, мы ждем, что такая же сумма на тех же условиях будет предложена и Азербайджану. Хоть грант, хоть кредит – здесь должно быть равенство. Потому что страной, пострадавшей от оккупации, являемся мы. У нас полностью разрушенная территория площадью 10 тысяч квадратных километров - сотни городов и сел. Поэтому мы, конечно, выразили озабоченность в связи с несбалансированностью данного пакета экономической помощи. В настоящее время мы продолжаем контакты с Европейским Союзом и ждем от них предложений, связанных с оказанием нам экономической поддержки. Европейский Союз многое может сделать. Мы готовы воспользоваться этими возможностями и доверяем Европейскому Союзу как честному посреднику.

-Когда по Вашим предположениям гражданское население сможет вернуться на освобожденные от оккупации территории?

-Конечно, здесь главным препятствием являются мины. До тех пор, пока территории не будут разминированы, мы не можем вернуть людей, подвергнуть их жизни опасности. Я неоднократно говорил, что нашим основным соперником в этом деле является время. Мы сами проводим работу по разминированию. Мы увеличили состав нашего Агентства по разминированию. Увеличено также число наших военнослужащих, участвующих в данном процессе. Но это требует времени. Вместе с тем, что касается разминированных территорий, то мы уже приступили к строительству поселков, городов и сел для гражданского населения. Первое, что мы сделали, - полностью рассмотрели потребности и инфраструктуру. Электроэнергетическая инфраструктура полностью будет готова к концу этого года, то есть, через несколько месяцев. Важны также вопросы, касающиеся дорог и водоснабжения. Несколько месяцев назад мы в качестве пилотного проекта уже начали вкладывать инвестиции в одно из сел, и возможно, к концу нынешнего или началу следующего года это село сможет принять первых жителей. Этот процесс уже идет. Мы готовим генеральные планы для всех городов, а затем сделаем это для сел. Только в этом году мы выделили на реконструкцию освобожденных территорий средства в объеме 1 миллиарда 300 миллионов долларов.

Таким образом, назвать точное время начала этого сложно. Однако процесс начнется поэтапно. Как я уже отметил, первый этап продлится несколько месяцев.

-Во время войны Турция оказала вам поддержку. Россия выступила в качестве посредника в прекращении огня и направила миротворцев. Как по-Вашему, изменила ли война баланс сил в регионе?

-Да, Турция с самого начала поддержала нас. Мы очень признательны правительству Турции за политическую и моральную поддержку, оказанную нам с первых дней войны. А теперь, после того как война закончилась, Турция, а также Россия играют очень важную роль в дальнейшем региональном развитии и стабильности. Как вам известно, Россия и Турция создали в Агдамском районе Карабахского региона совместный мониторинговый центр. В то же время российские миротворцы принимают меры по защите мира в местах проживания армянского населения. Таким образом, уже возникли новые реалии. Каждая страна должна учитывать данные реалии. Баланс сил между Азербайджаном и Арменией изменился еще за много лет до этого. Мы знали свой потенциал, потенциал Армении. Возможно, армянское правительство не смогло реально оценить отсутствие шансов перед Азербайджаном, серьезные трудности, с которыми оно столкнется в случае, если не покинет территории мирным путем. Считаю, что сегодня Турция и Россия как два соседа Азербайджана, - кстати, один из них – сосед Армении, - играют очень важную роль в области стабильности, безопасности и дальнейшего развития. Вам, наверное, известно, что недавно состоялась встреча президентов двух стран. Наряду с другими вопросами, они обсудили ситуацию между Арменией и Азербайджаном. Мы оцениваем роль обеих стран как очень позитивную и стабилизирующую. Считаю, что это составляет основу формулы нового регионального сотрудничества.

-Я как раз хотел спросить то же самое. То есть, стабильность, а также активное региональное сотрудничество между тремя государствами Южного Кавказа и их соседями – Турцией, Россией и Ираном…

-Да, мы поддержали предложение Президента Турции относительно платформы регионального сотрудничества «3+3». Армения пока еще не ответила. Как видите, она вновь демонстрирует неконструктивную позицию. Мы же полностью поддерживаем данное предложение. Это послужит не только решению поствоенных вопросов, но и региональному развитию в целом. Потому что если нам удастся создать такой формат сотрудничества между шестью странами региона, то это станет основной гарантией от каких бы то ни было новых враждебных действий. Это превратится в важный фактор регионального сотрудничества и принесет большую пользу. Только благодаря открытию коммуникаций, что активно поощряется Азербайджаном, мы сможем сразу же увеличить торговый оборот между странами региона, открыть десятки тысяч рабочих мест. Это станет возможным только благодаря открытию коммуникаций. В то же время если мы усилим взаимную торговлю, уделим внимание позитивной динамике, то наш регион превратится из пространства напряженности в регион стабильности и мира.

-Последний вопрос. Если говорить о сотрудничестве, то Азербайджан в конце прошлого года приступил к транспортировке природного газа в страны Южной Европы. В настоящее время объем запасов газа на газовом рынке Европы значительно сократился. А цены стремительно ползут вверх. Намерены ли Вы в таком случае увеличить экспорт? Сколько газа дополнительно вы можете транспортировать в Европу?

-Вы правы. Мы приступили к экспорту нашего природного газа в Европу в последний день прошлого года – 31 декабря. С того времени профиль нашего экспорта растет. Долгие годы - на протяжении 15 лет мы являемся надежными поставщиками нефти на европейский рынок, и никаких перебоев не было. А сейчас мы играем свою роль как надежный поставщик природного газа. Наш природный газ дешевле, чем газ, поступающий из других источников. Этот газ поступает из нового источника. Важность Южного газового коридора объясняется не только дополнительными объемами газа, но и тем, что он является альтернативным источником. Это – вопрос энергетической безопасности. Мы уже продали на контрактной основе газ, отправляемый нами европейским потребителям. Поэтому если у европейских потребителей возникнет дополнительная потребность, то мы должны начать переговоры. Потому что вначале надо продать газ, а затем добывать его. Обычно последовательность действий в газовом бизнесе такова.

Подтвержденные запасы природного газа в Азербайджане составляют 2,6 триллиона кубометров. Такого объема достаточно как для внутреннего потребления, так и для экспорта по меньшей мере на 100 лет. В настоящее время мы находимся на стадии разведки новых месторождений. Среди крупных энергетических компаний растет интерес к нефтегазовому сектору Азербайджана. Мы можем увеличить объем и добычу, однако для этого должны в настоящее время приступить к переговорам и подписать новые контракты. После этого мы будем вкладывать инвестиции в еще большую добычу.

-Однако на эту зиму это невозможно, не так ли?

-С технической и коммерческой точек зрения невозможно. Остаются всего один или два месяца. Однако если начнем сейчас, то, думаю, до очередной зимы мы будем готовы. Есть потенциал для увеличения объемов, плюс мы сами и иностранные инвесторы в настоящее время вкладываем инвестиции в возобновляемую энергию. Поэтому мы сможем направить на экспорт потребляемый нами природный газ, потому что заменим его солнечной и ветряной энергией. Таким образом, как я уже отметил, в этом случае потенциал очень большой. Эксплуатируется трубопровод. В будущем мы сможем расширить географию поставок в Европе до Балкан и ряда других стран Восточной Европы. Это было бы хорошо для потребителей и для нас, в том числе компаний и для каждого, с точки зрения энергетической безопасности.

-Большое спасибо, господин Президент. Благодарю Вас.

-Спасибо, большое спасибо. Желаю вам успехов. Спасибо. 

 ( Sos.şəbəkədə gedən yazışmanin FOTO-ƏKSİndə olan qramatik və məzmun səhvlərinə görə redaksiya məsuliyyət daşımır ) 
 Bütün hüquqlar qorunur ! Xəbərlərdən istifadə edərkən    www.AZpress.AZ    saytına istinad zəruridir !